Категории статей
Заметки [0]
Притчи [28]
Чтиво [20]
Инфо [6]
Психо [1]
А вот скажите...
Исследования показали, что более привлекательные люди более умны
Всего ответов: 16


Главная » Статьи » Чтиво

Пирожковая
всегда ищи друзей на вырост
ведь те которых перерос
сродни любимым детским платьям
жаль бросить незачем хранить
я при свечах на мягком шелке
найти пытался твой оргазм
а оказалось он в подъезде
на жестком кафельном полу
как будто мы с тобой друг друга
разматываем как клубки
мы стали меньше и мне страшно
что ты закончишься быстрей
геннадий старый маразматик
а иннокентий молодой
и у него куда задорней
и перспективнее маразм
илья старается скорее
уравновесить зло добром
увидел парни бьют мальчишку
красиво рядом станцевал
смотрю одну и ту же пьесу
две тысячи двенадцать лет
пытался встать и тихо выйти
но осуждающе шипят
давайте трахаться почаще
кричал на площади илья
а люди шли не глядя мимо
но каждый думал а давай
возьми сынок вот эту склянку
в ней стопроцентное нельзя
для прижигания фантазий
и воспалённых прихотей
слепая ненависть сбежала
у николая с чердака
возненавидев по дороге
окно собаку и забор
висит на сцене в первом акте
бензопила ведро и ёж
заинтригован станиславский
боится выйти в туалет
нет это не татуировки
а это выев мне нутро
уже на коже проступили
слова что я держал в себе
кто не познал интимно женщин
и кто тем более мужчин
грядëт две тысячи двенадцать
куда откладывать алë
я молча подаю окрошку
ты улыбаешься в ответ
похоже так и не заметив
что я молчу не о тебе
давайте скинемся ребята
в разгар геннадий предложил
и кто то шарил по карманам
а кто то открывал окно
зарой меня под абрикосом
я буду плакать и просить
не зарывай меня не надо
и ты тогда не зарывай
мне хорошо сказал евгений
мне даже очень хорошо
потом добавил жизнь прекрасна
потом заплакал наконец
ты обняла меня внезапно
я рефлекторно ухожу
под локоть делаю подсечку
и болевой на кисть руки
люблю тебя писала пальцем
по льду оконного стекла
но где то в середине фразы
у пальца кончилось тепло
послушай джонни прошептала
с одра слабеющая мать
большими черными губами
нащупав верный саксофон
она синицу попросила
тащу ей стаю журавлей
а жопой чувствую удода
удода надо принести
я с высоты полёта вижу
как привлекательна земля
и снова проклинаю крылья
что не дают по ней ползти
и как мне намекнуть оксане
о том что я в неё влюблен
а что если зарезать лошадь
и положить к ее окну
когда утихнет пламя страсти
когда пройдёт пожар любви
на неостывшем пепелище
давай картошку запечом
олег слугой стал люцифера
на кладбище возвел алтарь
и каждой ночью Тьме во славу
с вареньем вафельки там ест
то красный светофор то жёлтый
то вдруг зелёным светит мне
но я дождусь когда лиловый
мне нравится лиловый цвет
я перед балом маскарадом
снимая маску остаюсь
в своем лице и в нем ни разу
меня никто не опознал
я точно знаю дату смерти
и от нее веду отсчёт
найти пытаюсь дату жизни
и дату счастья и любви
когда сливаясь в поцелуе
мы забываем обо всём
мир накреняясь прижимает
к твоей спине свою траву
проснувшись утром надеваю
уже поношенную жизнь
она потерлась на коленях
в ней ктото падал и вставал
мы распадалось постепенно
на эм и ы в процессе ссор
на принцип ты и я делилось
и на две дальние я я
решил сегодня выпить чая
но чай быть выпит не хотел
и в стенки кружки он уперся
чаинкой каждою своей
недовлюбившиеся люди
недорастраченным теплом
могли бы обогреть кварталы
недопостроенных домов
когда приходит понедельник
по тротуарам городов
бредут штаны пальто ботинки
и люди спящие внутри
олег вбивает в поле поиск
как удалить с рубашки кровь
потом пугается стирает
и пишет я не виноват
по дебрям губ твоих плутая
порхая в космосе волос
срываюсь в пропасть одеяний
и расшибаюсь о нельзя
с тех пор как выучил я морзе
я не могу уснуть под дождь
вчера услышал как он трижды
меня по имени назвал
на днях жена моя сбежала
за ней собака и коты
сижу смотрю как трудно рыбкам
толкать аквариум к двери
я безответственная сволочь
я беспринципное хамло
но с интонацией вопроса
и с ударением на я
сознайся ты меня не любишь
не любишь ведь так и скажи
ну вот и славно что сознался
теперь признайся что соврал
снимает поле оператор
для передачи сельский час
а рядом пиздят николая
для передачи криминал
смотрело время на сраженья
великих армий а потом
ко всем кто выжыл подходило
и добивало неспеша
коварный план жестокой мести
в душе вынашивает глеб
осталось лишь определиться
кому и собственно за что
я книгу прошлого листаю
а там повсюду меж страниц
засушены в дурацких позах
былые версии меня
я по уши вас ненавижу
я вас забыла наизусть
не помню ваше имя виктор
все мысли только не о вас
однажды время вдруг исчезнет
сказав пусть вечной будет жизнь
и люди навсегда застынут
в своей бессмертной суете
сегодня мне приснился воздух
я им дышал и было так
что я когда проснулся думал
что умер и лежу в гробу
я не прошу от вас заботы
лишь уходя гасите свет
который вы во мне включили
с ним очень трудно засыпать
ты славный только не влюбляйся
договорились солнышко
когда тебе удобно завтра
продолжить пользоваться мной
любовь найти не так уж сложно
сверни налево там мосты
сожги их все и ляг на волны
теченье вынесет тебя
хочу сказать отцу и маме
не приносите мне конфет
их после вашего ухода
растаскивает вороньё
от интернета оторвавшись
с опаской выглянув во двор
олег впал в панику увидев
одетых женщин и мужчин
твои слова срывались стаей
больных ободранных ворон
и трепыхались целлофаном
застряв в электропроводах
  со мной заговорило солнце
о жизни в мире за окном
но я задернул занавески
не дав ему договорить
скрипучий старенький компостер
в трамвае ржавом за дэпо
жует беззубым ртом влетевший
в пустой вагон кленовый лист
ты предложил мне выйти замуж
а я тебя не поняла
и вышла замуж за олега
точнее надо говорить
врач говорил про метастазы
олег кивал и слушал как
зовут кого то в коридоре
сегодня вечером в кино
олег надел на водный праздник
костюм реакции манту
сидит один не веселится
линейкой меряет себя
про серый дождь в окне детдома
идет четвертый день кино
тут ты прошла за руку с мамой
и показала мне язык
ты шёл за мной от остановки
вздыхал и так читал стихи
что я летела как на крыльях
с мешком цемента на плечах
я вывел новый сорт арбуза
он так похож на апельсин
по цвету запаху и вкусу
размеру форме и цене
мы на занятиях любовью
друг друга учим наизусть
ты с лёту всё запоминаешь
я к репетиторам хожу
я бью наотмашь свирепею
и снова бью но ты опять
смеешься тихо и целуешь
мой мягкий детский кулачок
   

 

 

а сколько шпаг у нас четыре
а бёдер семь а пальцев сто
давайте с самого начала
мы кто
жаль что олега разорвало
большим давлением дерьма
помой квартиру и помойся
сама
а где батут кричал аркадий
здесь должен был стоять батут
в асфальт в полёте тыча пальцем
вот тут
хочу весну поймать за шкирку
спросить где шлялась прямо в лоб
и мордой тыкать тыкать тыкать
в сугроб
вот одноногий анатолий
печально встал на самокат
и удаляется рывками
в закат
три поросёнка строят домик
нафнаф нифниф и дартаньян
вопщето он нуфнуф конечно
но пьян
был тихий вечер раздавалось
мычанье сытое коров
ничто войну не предвещало
миров
не понимая технологий
ты здесь мозги мне не морочь
сказал монтёр сажая люстру
на скотч
она позирует мне голой
уже пятнадцать дней подряд
а я рисую чорной краской
квадрат
ты что то пишешь на окошке
а я смотрю маршрутке вслед
и сквозь слезу читаю юлбюл
ябет
вот порошок про николая
ежа енота и бобра
ничто зухры не предвещает
зухра
когда я подбираюсь к краю
взглянуть во чрево пустоты
ладошкой рядом проверяю
где ты
у вас умерший к сожаленью
непроходимость райских врат
возьмите справку у иуды
и в ад
в моём к тебе письме любовном
подумав убрала под кат
абзац где кенгуру уходит
в закат
я так хотела быть с тобою
что повернула время вспять
вот ты свободный неженатый
мне пять
она всё время улыбалась
не важно на плаву ль на дне ль
на службе ль дома ль в ресторанах ль
на мне ль
дрожал у адвоката голос
рыдали судьи плакал зал
и подсудимый сам поверил
не крал
ты гений злых противоречий
всегда бросаешь нет в ответ
лишь раз сквозь зубы процедила
не нет
я как художник беззащитен
обидеть каждый норовит
виною запах перегара
и вид
снег служит мужества примером
он падает из года в год
но поднимается и снова
идёт
на холодильник клею стикер
кормить кота полить цветы
ведь в мыслях без напоминаний
лишь ты
любовь к тебе лежит на полке
под ней два сломанных крыла
вчера достала чтоб примерить
мала
во всех возможных направленьях
безотносительно к оси
науськивала смерть смертёнка
коси
затвор калашникова лязгнул
в патронник вытолкнув патрон
и тут же вздрогнул задремавший
харон
бухой патологоанатом
уж вы простите за клише
пришил василия обратно
к душе
во мне заговорила совесть
и говорит и говорит
как жаль что я не понимаю
иврит
ты помнишь чем мы занимались
поза поза позавчера
по моему мы хались набу
и тра
на перекрёстке наших судеб
вдруг загорелся красный свет
и я иду и нарушаю
ты нет
я разложила всё по полкам
в шкафу порядок и уют
и лишь скелеты по квартире
снуют
я поступил по зову сердца
теперь три месяца подряд
разумность и рациональность
болят
их спросишь что такое совесть
и тут же опускают взгляд
не обольщайтесь им не стыдно
гуглят
       

 

 



Источник: http://vk.com/perawki
Категория: Чтиво | Добавил: filonitta (09.07.2013)
Просмотров: 2075 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Понедельник, 23.10.2017, 11:45
Приветствую Вас Гость
Форма входа
Поиск
Друзья сайта